Злой Бабай (zloy_babay) wrote,
Злой Бабай
zloy_babay

ИГНАСИО И ГОРБУН

Одноактная пиеса.

Действующие лица:
Игнасио – философ и бунтарь печального образа.
Горбун – придворный циник герцога Н. Жуйского.
Шекспир – Вильям, древний драматург.
Человек – «Кушать подано!»

Голая сцена. Декорации отсутствуют совершенно. Посреди сцены стоят стул и кресло. В глубине сцены на железной кровати лёжа отдыхает Шекспир. В зрительном зале аншлаг (хотя билет стоит 5000 рублей).
Входит Игнасио. Вздыхает, обходит сцену, поправляет Шекспиру одеяло, садится на стул в позе роденовского мыслителя и задумывается.


ИГНАСИО: О-хо-хо-хо! Возможно ли представить кого-нибудь, кому б труднее было на свете жить при том обильи мыслей, теснящихся в несчастной голове? Так тяжело всё время что-то думать! Я устаю, как сорок тысяч братьев (Шекспир переворачивается), решающих, как разделить наследство. Вот было б здорово, прожить совсем без мыслей от вздоха первого до самого финала и умереть счастливым и спокойным, не омрачая жизни тяжкой думой. Как, например, живёт Горбун.

Скорым шагом входит Горбун. Не обращая внимания на Шекспира, выходит на середину и падает в кресло.

ГОРБУН: Уже ли? Я слышал, тут моё звучало имя. Я не ошибся?
ИГНАСИО: О-хо-хо-хо-хо!
ГОРБУН: О чём сегодня ты, мой друг, вздыхаешь? Что ты сегодня мне принёс? (Слышно, как закулисами кто-то переворачивается. Возможно, это Пушкин) Ответь же!
ИГНАСИО: (Вздыхает) Я полон тяжкой думой. Эта мысль мне отравляет жизнь.
ГОРБУН: Ну, говори же! Эй, Человек! (Щёлкает пальцами. Вбегает Человек) Голубчик, чашку кофе. (Человек убегает)
ИГНАСИО: Сегодня утром я лежал в кровати и вдруг подумал, как же тяжек груз ответственности нашей за поступки, вершимые порою так бездумно! Ведь, если нам дарована Творцом свобода воли, то за результаты мы сами отвечать должны. Но как же, заранее не зная результата, осознанный мы сделать можем выбор?
ГОРБУН: (саркастически залу) И все его считают мудрецом! (к Игнасио с участием) Дружище!
ЧЕЛОВЕК: (появляясь с чашкой кофе) Кушать подано!
ГОРБУН: Спасибо. (Отпивает маленький глоток.) Дружище!
ЧЕЛОВЕК: Кушать подано!
ГОРБУН: Я знаю. Ступай, голубчик, ты пока свободен.

Человек уходит за кулисы.

ГОРБУН: Дружище! (Оглядывается) Я сейчас скажу простую истину. Внимательно послушай. В твоих поступках никакой свободы в помине нет. Они – лишь строчки текста, неумною рукою драматурга написанные.
ИГНАСИО: Это невозможно! (Вскакивает, нервно бегает по сцене, топает ногой) Вот, топнул я ногой. Ужель ты хочешь, сказать, что драматургом предусмотрен поступок мой? Не верю я тебе.
ГОРБУН: Ты прав. Поступок твой не пред усмотрен. Он автором пред писан. Осознай, расслабься и подумай о приятном.
ИГНАСИО: Ты говоришь ужаснейшие вещи! По-твоему, всё то, что происходит, как ходим мы, сидим, пьем кофе, спорим, мы делаем не сами, а играем в дурацкой пьесе, как марионетки?
ГОРБУН: Конечно!
ЧЕЛОВЕК: Кушать подано!
ИГНАСИО: (раздражённо) Уйди! (Горбуну) И всё, что я ни сделаю, всё это, написано каким-то идиотом?
ГОРБУН: Ну разумеется!

Игнасио выхватывает из рук Горбуна чашку и выливает кофе ему на голову

ИГНАСИО: Что скажешь ты теперь?
ГОРБУН: Я промолчу. Поскольку слов обидных из уст моих не хочет слышать автор в свой адрес. Убедился ты теперь?
ИГНАСИО: Какой кошмар! Не верю! (в зале аплодирует человек, похожий на Станиславского) Нет! Достойно ль безропотно снести такой удар? (Шекспир переворачивается) Я примириться с этим не согласен! Сейчас, сейчас… Подумать дай…
ГОРБУН: Наивный! Ты завязаться можешь здесь узлом к восторгу публики, но этим не изменишь ход пьесы ни на йоту. Вот, хотя бы, попробуй разбудить сейчас Шекспира. Готов держать пари, он не проснётся.

Игнасио подходит к Шекспиру, стаскивает с него одеяло, трясёт, трёт ему уши, бьёт по щекам. Шекспир, не просыпаясь, даёт Игнасио в глаз. Игнасио оторопело отшатывается. Горбун подходит к нему и участливо кладёт руку ему на плечо.

ГОРБУН: Кончай упорствовать. Оно того не стоит.
ИГНАСИО: Ну нет! Сейчас (порывается уйти за кулисы)
ГОРБУН: (хватая Игнасио за руку) Куда?!
ИГНАСИО: (кричит) Пусти мне руку! (убегает. За кулисами кто-то переворачивается)

Горбун щёлкает пальцами. Человек приносит ему полотенце и новую чашку кофе. Горбун вытирает полотенцем голову, садится в кресло и пьёт кофе. Появляется Игнасио с пистолетом в руке.

ИГНАСИО: Что скажешь?
ЧЕЛОВЕК: Кушать подано!

Игнасио стреляет. Человек падает замертво. Рабочий сцены, утаскивает труп за кулисы.

ИГНАСИО: Теперь ты снова будешь утверждать, что автор и этот мне поступок предписал?
ГОРБУН: С тобой, мой друг, опасно стало спорить. Но истина мне всё-таки дороже. И, коли ты настроен столь жестоко, скажу тебе: вот грудь моя! Стреляй!
ИГНАСИО: В тебя? Зачем? Есть цели и получше! (Стреляет в зал. Санитары выносят кого-то на носилках) Ну, что теперь ты скажешь?
ГОРБУН: Я скажу, что автор наш, увы, душевно болен, коль с публикою поступает так.
ИГНАСИО: О, боги! (Рвёт на себе волосы и бросает их на Горбуна) Человек! Ах, да. Опять придётся самому. Я скоро буду.

Игнасио выбегает за кулисы. Горбун стряхивает волосы с себя и ногой заталкивает их под кресло. Вбегает Игнасио с мешком.

ИГНАСИО: Но вот сейчас я сделаю такое, что никакой нелепый драматург не мог себе представить и в кошмаре! (По очереди извлекает из мешка динамитные шашки, поджигает и широко бросает в зал. Гремят взрывы.)

ИГНАСИО: (приплясывая) Теперь-то ты со мной не будешь спорить?
ГОРБУН: (оглушено тряся головой) Чёрт побери! Я ничего не слышу. Да этот автор просто сумасшедший!
ИГНАСИО: Упрямец! Но тебе я докажу! (выхватывает из мешка огромный тесак и вспарывает себе живот, падает) Я умираю, твою мать. Прощай! (Умирает. Шекспир ворочается.)
ГОРБУН: Бессмысленно, обидно и жестоко. Что скажут критики? Уже ли надо было так обойтись со зрителем? Финал. (медленно уходит.)

Тишина. Забившись под кресло булькает от смеха человек, похожий на Станиславского. Он единственный, кто остался в живых. На кровати проснувшийся Шекспир недоумённо лупает глазами. Занавес.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments